поэзия

《所居》 李商隱

窗下尋書細
溪邊坐石平
水風醒酒病
霜日曝衣輕
雞黍隨人設
蒲魚得地生
前賢無不謂
容易即遺名

О том месте, где живу (Ли Шан-инь)

Корплю над книгами, но письмена все тоньше
   И камень у ручья, где я сижу, уж ровным стал
Вода и ветер смурое похмелье отогнали
   Прохладен день, на мне одежда так легка  

Кашу и курицу я ставлю пребывающим гостям
   И рыбу в камышах прям там же им ловлю
Таланты прошлого, они о всем поговорили
   Будь проще - так в истории оставишь след
поэзия

《錦瑟》李商隱

錦瑟無端五十弦
一弦一柱思華年
莊生曉夢迷蝴蝶
望帝春心托杜鵑
滄海月明珠有淚
藍田日暖玉生煙
此情可待萬追憶
只是當時已惘然

Расписная цитра (Ли Шан-инь)

На цитре расписной вольготно всем пятидесяти струнам
 Каждая струна, каждый колок, к годам цветущим возвращает
   Чжуан-цзы*, утром задремав, был очаровал бабочкой
   Ван-ди* в тоске весенней стал кукушкой
   Над синим морем яркая луна, там [кто-то] плачет жемчугами*
   [Горы] Ланьтянь пригрело солнце, от нефрита дым идет*
 И пусть об этом всем десятки тысяч раз потом я вспомню
Да только вот сейчас, печально стало мне

Для лучшего понимания это стихотворение требует почти построчных пояснений.

* Пятьдесят струн — в современных Ли Шан-иню гуслях было 25 струн. Не вполне ясно, почему он выбрал цифру 50, но это явно не количество прожитых лет, потому что сам Ли прожил только 45 лет (815-858 г.н.э.)

* Чжуан-цзы — аллюзия на знаменитую историю о том, как Чжуан-цзы приснилось, что он был бабочкой. Проснувшись, он не знал, является ли он Чжуан-цзы, которому снилась бабочка или бабочкой, которой теперь снится, что она — Чжуан-цзы.

* Ван-ди — князь из царства Шу, который сначала укрылся в горах, а после смерти превратился в кукушку. Легенды разнятся в указании причин, почему он это сделал. Ли Шан-инь полагал, что Ван-ди совратил жену своего сподвижника и потом изливал кукушке свою горечь и расскаяние.

* По легенде, жемчуг это слезы русалок.

* Ланьтянь — горы, где встречается много нефрита. По китайским поверьям, под действием лучей солнца нефрит испускает пар, выдавая свое местонахождение.

В целом, речь идет о том, что Ли Шан-инь слушает исполнение на цитре песней о Чжуан-цзы, Ван-ди, жемчуге и нефрите, и хотя это все очень интересно, он печалится о быстротечности жизни.

На самом деле, это стихотворение надо читать в переводе Ахматовой!

 

поэзия

《月夕》李商隱

В целом, про китайский язык есть много мифов – начиная от того, что одним иероглифом можно выразить целом предложение, и заканчивая тем странным убеждением, что надо знать определенное количество иероглифов для того, чтобы уметь говорить по-китайски.

Все мифы тут не перечислишь и не развенчаешь, но про один хочется сказать особо, посмеявшись над собой в первую очередь.

Дело в том, что восторженные любители китайского языка рассказывают о некоторых людях, всегда знакомых знакомых, которые переводят китайскую классическую поэзию с листа – в том смысле, что вот видят стихотворение в первый раз и сразу начинают перевод.

Так как я перевожу китайскую поэзию, то мне всегда хотелось быть похожим на этих мифически продвинутых людей. Как-то меня спросили: «А нет ли чего-либо в китайской поэзии про османтус и луну»?

Я вбил ключевые слова в app на телефоне, и вуа-ля – сразу куча стихотворений была на выбор. Случайно ткнув в одно из них, я увидел, что оно ведь очень простое! И что даже я смогу его перевести с листа.

Стих действительно простой — значит есть классическая поэзия, которую можно переводить с листа. В общем, миф подтвердился.

Я сделал только одну, но очень типичную для себя ошибку, которая говорит о том, что легкая дислексия в чтении классического китайского языка также возможна. А именно, иероглиф 欄 я принял за 蘭.

Ниже привожу несколько подправленный перевод.

《月夕》李商隱

草下陰蟲葉上霜
朱欄迢遞壓湖光
兔寒蟾冷桂花白
此夜姮娥應斷腸

Лунная ночь (Ли Шан-инь)

Трава, под ней жучки, на листьях иней
 Перила алые, вдалеке озера свет
От зайца с жабой на луне прохладой веет и османтус бел
 В эту ночь красивица Хэн-е мне душу рвет на части
поэзия

《蟬》李商隱

本以高難飽
徒勞恨費聲
五更疏欲斷
一樹碧無情
薄宦梗猶泛
故園蕪已平
煩君最相警
我亦舉家清

Цикада (Ли Шан-инь)

На высоте живя,
 насытиться не просто,
Трудясь напрасно,
 грустно тратить голос
Пятая стража уж,
 он редок и вот-вот прервется
А зелень дерева всего,
 к тому бесчувственна

Простой служака,
 словно веточка плыву
Мой сад,
 уж вровень сорняком зарос
Прошу вас,
 лучше мне напоминайте,
Чтобы я тоже пестовал,
 в семье лишь чистоту
поэзия

《無題》李商隱

昨夜星辰昨夜風
畫樓西畔桂堂東
身無彩鳳雙飛翼
心有靈犀一點通
隔座送鉤春酒暖
分曹射覆蠟燈紅
嗟余聽鼓應官去
走馬蘭臺類轉蓬

Без темы (Ли Шан-инь)

Вчерашней ночью были звезды,
 вчерашней ночью ветер веял
На берегу, что к западу от Башни Расписной,
 к востоку от Дворов Лавровых пировали
Хоть Феникса мне
 пары крыльев пестрых не дано
Зато на зов я сердцем откликаюсь,
 как Носорог Волшебный

В крючки играя, порознь сидели,
 весеннее вино было тепло
Гадали соревнуясь, что под чашей спрятано,
 и свет свечей был красен
Жаль, что я услышал барабана стук,
 чиновников зовущий на работу
И мимо Орхидеевой Террасы перекати-полем
 на коне я проскакал