поэзия

《石竺山二十詠 其十四》劉克莊

狼來咋吾羊
猩來竊吾酒
汝為百獸王
不聞一聲吼

двадцать напевов о горах Шичжушань, 14-е (Лю Кэ-чжуан)

приходит волк, грызет моих овец
   приходит обезьяна красть мое вино
а ты король ведь всех зверей
   но рыка твоего не слышно

Примечание: речь идет о пике под названием Лев (獅子峰).

поэзия

《民風絶句寄葉給事 其四》龔詡

年年村鼓響鼕鼕
知是田家樂社公
不道今年逢社日
但聞人哭水聲中

четвертое четверостишие о настроениях в народе, отосланное императорскому цензору Е (Гун Сюй)

барабан в деревне каждый год
   громыхал бум-бо
знали все, то радуют селяне
   Пашни Божество
в этот год, не говори
   во Дни Божества
только слышен плачь людской
   да журчит вода
поэзия

《惜春》白玉蟾

薄倖東風者
無心半點春
桃花吹滿地
片片似魚鱗

жалея весну (Бай Юй-чань)

ветер с востока - тот еще повеса
не жаль ему ни капельки весну
цветы сдувает с персика на землю
их лепестки напоминают чешую
花
поэзия

《表弟萬大年宿郡齋爲鼠蚊蚤所苦夜不安寢目爲三害某輒申造物之意諭之以詩》 王十朋

萬子游清源
頗愛風物好
胡為官捨中
害有蚊鼠蚤
嚙衣恣掀翻
聒耳倦揮掃
跳蟲從何來
出沒席與藁
中夜不安寢
披衣起呼皂
禽鼠磔其屍
驅蚊熏以草
熾炭烘衾裯
蟣蝨亦俱薧
三害稍稍除
高眠起忘早
我時寢凝香
清夢到穹昊
仙官為我言
必大有家寶
乃翁多隱德
子籍在蓬島
天將成就之
故以此相惱
要令坐達旦
萬卷飽探討
毋如老外兄
不學首空皓
彼蟲類最多
生育自洪造
盡殺則傷仁
兼容幸寬抱
萬子聞我言
往往笑絕倒
燔廬相參元
失馬福塞老
宴安生鴆毒
疾患資壽考
三害不必除
君言近乎道

Двоюродный брат Вань Да-нянь ночевал в кабинете у начальника области, где его доставали мыши, комары и блохи так, что он не мог мирно спать. Глядя на эти три напасти он задался вопросом, для чего их создало мироздание. Наставляю его в стихотворении (Ван Ши-пэн)

Поехал как-то Вань-цзы в Цинъюань
Ему понравились весьма пейзажи
А тут в казенном месте вдруг
Тревожить стали блохи, комары и мыши
Грызут в одеждах, весь аж извертелся
Жужжат в ушах и устаешь махать
Взялись откуда эти толпы насекомых
Играют в прятки меж циновкой и соломой
Средь ночи спать уж невозможно -
Накинув на плечо одежду, встал, и мыло попросил
Поймавши мышь, на части разорвал
Погнал тех комаров травой зажженной
Углем прогрел постельное белье
Зажарив до смерти всех вшей и блох
От трех напастей так вот он освободился
Тогда заснул лишь крепко и проспал все утро
А в это время почивал во сне глубоком я
Во сне моем на небосвод попавши
И молвил мне чиновник-небожитель
Что дома есть у нас большая драгоценность
Ты это, старина! Твоих достоинств скрытых много
По праву ты в Пэндао* должен жить
И Небо собиралось сделать так
Вот потому страданий насылало
Чтобы сидел ты с ночи до зари
Десятки тысяч свитков изучал глубоко
И не был словно старый брат двоюродный
Который не учился, поседев напрасно
У насекомых тех разнообразие большое
Родятся и живут по милости природы
Их если изничтожить, человеколюбию тем нанесешь урон
А если вместе жить, то можно быть счастливым и великодушным
Вань-цзы услышал мои речи
И стал смеяться просто до упаду
Жилье сгорело помогая Шэнь-юаню*
Пропала лошадь осчастливив старика с границы*
Ведь мирно пировать, то словно пить отраву*
Болезни с недугами помогают жить до старых лет
А три напасти нам не надо истреблять
Такие речи, друг мой, приближают к Дао!

Примечания:

Пэндао — легендарный остров, где живут бессмертные.

Жилье сгорело помогая Шэнь-юаню — Ван Шэнь-юань (王参元, IX век) был из богатой семьи и поэтому друзья его не решались рекомендовать на службу из опасений быть обвиненными в получении от него взятки. После пожара и обеднения семьи, знаменитый ученый и чиновник Лю Цзун-юань (柳宗元, 773-819) написал письмо, где утешая погорельца говорил, что теперь его можно смело рекомендовать на государственную службу. Отсюда выражение 参元失火.

Пропала лошадь осчастливив старика с границы — известная всем в Китае история о старике, который потерял лошадь, но не печалился по этому поводу. Затем лошадь вернулась, приведя с собой еще одну. История потом продолжалась с падением с лошади его сына, и счастливом избавлении от конскрипции из-за травмы. Широко используется в значении “не было бы счастья, да несчастье помогло”.

Ведь мирно пировать, то словно пить отраву — выражение, пришедшее из “Цзо-чжуань” (左傳, прибл. IV — III вв до н. э.), комментария к хронике периода Весны и Осени. Является предостережением против беспечности и погружения в радости жизни без оглядки на окружающий мир.

поэзия

《水口行舟 二首 其二》朱熹

鬱鬱層巒夾岸青
春山綠水去無聲
煙波一棹知何許
鶗鴂兩山相對鳴

плыву на лодке в Шуйкоу, 2-е из 2-х (Чжу Си)

пышные пики гряда за грядой
   зажал изумруд берега
вешние горы, зеленой водой
   бесшумно течет река
над рябью в тумане мое весло
   знать бы, где я плыву
только кукушки с обоих гор
   сплетают свое ку-ку

P.S. Эти стихотворения мне очень понравились своим содержанием. Но, нашел я их, когда искал стих, где были бы столь понятные русскому глазу иероглифы 水口行舟, чтобы вынести их на каллиграфический свиток, который бы украсил, как мне кажется, любой кабинет.

поэзия

《水口行舟 二首 其一》朱熹

昨夜扁舟雨一蓑
滿江風浪夜如何
今朝試捲孤篷看
依舊青山綠樹多

плыву на лодке в Шуйкоу, 1-е из 2-х (Чжу Си)

вечер вчера была под дождем
   лишь лодчонка одна
целой реки ветер и волны
   как через ночь прошла
утром сегодня поднял посмотреть
   мой одинокий навес
а на горах все также стоит
   зеленых деревьев лес

P.S. Эти стихотворения мне очень понравились своим содержанием. Но, нашел я их, когда искал стих, где были бы столь понятные русскому глазу иероглифы 水口行舟, чтобы вынести их на каллиграфический свиток, который бы украсил, как мне кажется, любой кабинет.

поэзия

《問淮水》白居易

自嗟名利客
擾擾在人間
何事長淮水
東流亦不閑

Вопрошая воды Хуай (Бо Цзюй-и)

вздыхаю: я - скиталец,
   что за выгодой и славой
метался средь людей
   в смятении пребывая
но ты, зачем, река Хуай
   воды свои
несешь к востоку
   тоже отдыха не зная
поэзия

《絕句》賈島

海底有明月
圓於天上輪
得之一寸光
可買千里春

оборванные строфы (Цзя Дао)

на дне морском есть яркая луна
она круглее, чем тот диск на небе
добыть бы ее света хоть кусочек
можно купить тогда далекую весну

поэзия

《黄台瓜辞》李贤

種瓜黃台下
瓜熟子離離
一摘使瓜好
再摘使瓜稀
三摘猶自可
摘絕抱蔓歸

дыни под Желтой Террасой (Ли Сянь)

дыни сажают под Желтой Террасой
созрели они и плотно растут плоды
сорвали одну, лучше растут остальные
снова сорвали, вот уже реже растут
и третью рвать все еще можно
но все оборвав останешься с голой лозой

Считается, что это стихотворение Ли Сянь написал после того, как его старший брат, на тот момент носивший титул “наследный принц” был отравлен по приказанию их амбициозной матери — У Цзэ-тянь (впоследствии стала единственной императрицей в китайской истории). Смысл его достаточно прозрачен: если убивать всех наследных принцев, которые с тобой не в ладу, то так никого толком и не останется. До сих пор это стихотворение (или даже только его название) используется в Китае как аллюзия на то, что надо знать меру своим желаниям и капризам. В некотором роде, поэтический предшественник и эквивалент “Сказки о рыбаке и рыбке”.

И да, если кому лень узнавать судьбу Ли Сяня — то он плохо кончил. После того, как его понизили с ранга наследного принца до простолюдина, мать заставила его покончить жизнь самоубийством.

А что касается У Цзэ-тянь, то в отличии от пушкинской старухи, у нее было все относительно хорошо, она дожила до 81 года и отреклась от трона под давлением родственников только незадолго до смерти, кстати, от естественных причин.

поэзия

《憶揚州》徐凝

蕭娘臉薄難勝淚
桃葉眉尖易得愁
天下三分明月夜
二分無賴是揚州

Вспоминая Янчжоу (Сюй Нин)

у нежных девиц такой тонкий лик
нет-нет да бежит слеза
лист персика бровь изогнута вновь
так часто приходит тоска
из тех трех третей лунных ночей
что есть по всей Поднебесной
в Янчжоу есть две, назло всей стране
с яркой луною прелестной