поэзия

《開門七件事》唐寅

柴米油鹽醬醋茶
般般都在別人家
歲幕天寒無一事
竹堂寺里看梅花

семь вещей на каждый день (Тан Инь)

хворост, рис, масло, соль,
соус, уксус, чай
каждая из тех вещей есть
в доме у других
конец года, день холодный
коль дел нет никаких
в храме Чжутан цветом сливы
взор свой услаждай

поэзия

《民風絶句寄葉給事 其三》龔詡

鍋無粒粟竈無薪
只有松楸可濟貧
半賣半燒俱伐盡
可憐流毒到亡人

третье четверостишие о настроениях в народе, отосланное императорскому цензору Е (Гун Сюй)

нет в котелке зерна крупицы
нет хвороста в печи
остались лишь акация с сосною*
от бедности спасти
часть продал и спалил остаток
вчистую все срубив
как жаль, что эти яд и ужас
до мертвых уж дошли

*акации и сосны сажали на могилах

поэзия

《葉本蕃扇上竹石》凌雲翰

石林春色晚
老節有清芬
待得兒孫長
抽梢盡入雲

бамбук и камни на веере Е Бэнь-фаня (Лин Юнь-хань)

лес на камнях, весною вечер полон
и от коленцев старых свежий аромат
ждут, когда внуки с сыновьями подрастут
и вытянув верхушки облака достанут

двустишия, поэзия

множественные облака

Мне понравилась парная надпись:

月來滿地水
雲起一天山
луна пришла, землю наполнила с водою
поднялись облака, соединяя небеса с горою

А понравилась, конечно же, написанием иероглифа 雲 (облако). Потому, что я там увидел два облака. Не думаю, что автор каллиграфии подразумевал тут множественное число — а ведь было бы красиво! Также мне понравилось, что автор этих строк Чжэн Бань-цяо (郑板桥, 1693-1766) использовал иероглиф 一 (один) фактически как глагол — это очень красиво грамматически.

Кстати, полностью стих, из которого взяли строки для дуйляня, был такой:

萬里隔間關
回鄉鬢已斑
月來滿地水
雲起一天山

десятки тысяч ли колеса все скрипели
домой вернулся, а виски уж поседели
луна пришла, землю наполнила с водою
поднялись облака, соединяя небеса с горою

поэзия

《民風絶句寄葉給事 其二》龔詡

塗松市上漆溪濱
多少嗸嗸丐乞人
不道孤舟風雪裡
老夫亦是一饑民

второе четверостишие о настроениях в народе, отосланное императорскому цензору Е (Гун Сюй)

на рынках во всем Тусуне,
на берегах Цыси
сколько сейчас их втуне
скулящих о милостыни
не говори: “как лодка
одна ветра и снега среди”
старый уже я, но тоже
с голодными вместе людьми

поэзия

《民風絶句寄葉給事 其一》龔詡

昨見城闉未死人
青蠅千萬已周身
憐渠父母初生日
憂暑憂寒幾許仁

первое четверостишие о настроениях в народе, отосланное императорскому цензору Е (Гун Сюй)

вчера, в пределе городской стены
умирающего видел
вокруг уже роились
мух зеленых мириады
жалко отца и мать, которые
со дня его рождения
в жару и холод волновались
своей заботой окружив

поэзия

《雨中春望》丘逢甲

驟暖還寒昨夜風
江城東望曉溟蒙
不知春色在何處
三十二峰煙雨中

среди дождя высматриваю весну (Цю Фэн-цзя)

то потеплело, затем холода
ветер принес вчера
со стен у реки, к востоку смотрю:
утром туманная мгла
неведомо мне про красоты весны
в месте каком они
гор пики стоят, все тридцать два
дождливой дымки среди

поэзия

《守歲二首 其二》盧仝

老來經節臘
樂事甚悠悠
不及兒童日
都盧不解愁

новогоднее бодрствование, второе из двух (Лу Тун)

старость настала, конца года праздник
был радостен когда-то так давно
не получается как в детские деньки
дулуским циркачам печаль мою развеять

поэзия

《守歲二首 其一》盧仝

年去留不住
年來也任他
當壚一榼酒
爭奈兩年何

новогоднее бодрствование, первое из двух (Лу Тун)

уходит год, его не удержать
приходит новый, будет пусть как будет
купил вина жбан в винной лавке
раз уж с обоими годами сделать ничего нельзя

поэзия

《飲酒》朱誠泳

古今多愛酒
愛酒必傷神
為問靈均溺
醒醒有幾人

распивая вино (Чжу Чэн-юн)

с древности и по сегодня
многие любят вино
тех, кто любит вино,
скорбеть заставляет оно
поэтому я спрошу:
Лин-цзюнь* утонул в реке
и сколько осталось трезвых
людей на этой земле?

* Лин-цзюнь — второе имя Цюй Юаня (屈原, 340—278 до н.э.) самого известного китайского поэта, который в стихотворении «Отец-рыбак» (漁父) горевал о том, что он один трезв, а все остальные опьянены чем-либо на этом свете.