двустишия, поэзия

《率飲亭二十絕 其五》王十朋

老去識交情
興來懷酒伴
山林車馬稀
風月壺觴滿

пятое из двадцати четверостиший о беседке “Напивайся” (Ван Ши-пэн)

годы уходят, дружбы ценишь чувство
   в моменты счастья сопитейников лелей
лес горный, где повозки, кони редки
   луна и ветер, чайник с чаркою полны

Иностранцу нельзя оценивать качество китайского классического стихотворения. Особенно, выбранного наугад и задевшего взгляд в силу особенностей личного восприятия, не имеющих отношения к его относительному позиционированию в корпусе произведений своей эпохи.

Но, так как этот стих мне понравился, хочу рассказать почему. Его содержание понятно из перевода. Тут нет ничего особенного — стихов на такую темы сотни, если не тысячи. А вот то, что его 1 и 2, 3 и 4 строки составляют идеальные парные надписи, мне сразу бросилось в глаза. Приведу подстрочник:

старость уходить знать дружба чувство
радость приходить лелеять вино компаньон
гора лес повозка конь редкий
ветер луна чайник чарка полный

Любопытно, что общеупотребительный оборот «старость уходить», в значении «постареть» это усиление: старость + уход человека из жизни. А вот такой же употребительный оборот «радость приходить» в значении «нахлынуло вдохновение», это именно связка существительное + глагол. Ван Ши-пэн это очень хорошо обыграл.

Остальные параллели хорошо видны в подстрочнике — гора/ветер, лес/луна, повозка/чайник, конь/чарка и на конце определения редкий/полный. Грамматически получается простая, но изящная структура. Полагаю, что современники не так высоко ценили подобные параллели, потому что они слишком уж безыскусные. Но мне, так как я не варюсь в обилии китайских строк на постоянной основе, это понравилось.

Мне кажется, это одно из стихотворений, которые стоит выучить наизусть, потому что его можно декламировать в любой обстановке, а если запомнить его написание, то эффект от написания дуйляней из его строк будет просто бомбическим для китайской аудитории.

P.S. И да, как заметил ранний рецензент перевода этих строк, “[в]от такие татухи надо бить”, если уж кто-то собрался наносить себе иероглифы на тело.

поэзия

《生查子》陸游妾

只知愁上眉
不識愁來路
窗外有芭蕉
陣陣黃昏雨
曉起理殘妝
整頓教愁去
不合畫春山
依舊留愁住

на мелодию “выросла айва” (младшая жена Лу Ю)

знаю - грусть мои хмурит брови
грусть, не знаю, откуда пришла
за окном, по листьям банана
в желтых сумерках струи дождя
утром встану, поправлю прическу
приберусь, и печаль отойдет
не рисуй лишь весенние горы
ведь тогда печаль снова придет
поэзия

《入古寺作》措多 и автоматические переводы

此寺何年造
问僧僧不知
系马枯松下
拂尘读古碑

Этот стих один из самых простых, которые мне встречались в классической китайской поэзии — в нем очень простая лексика и простая, а главное, безошибочная грамматика. То есть, в нем сразу видно, кто, кому, когда, что.

Я решил проверить онлайн переводчики на предмет того, что там у нас с переводом подобных красот на сентябрь 2020 года.

Google Translate

Когда был построен этот храм
Спроси у монаха
Panasonic
Венчик для чтения древней стелы

Bing Microsoft Translator

В каком году был построен этот храм?
Спроси монахов, кого я не знаю.
Это лошадь с сухим пансоном.
Прочитайте древний памятник в пыли.

Deepl Translate

Когда был построен этот храм?
спросите у монаха, знает ли он, что происходит.
привязанная сосна
Прочтите таблетку с пылью.

Yandex Translate

Этот храм был построен
Спросите у монаха, что он не знает.
Линия лошади сухая Панасоник
Венчик читает древний памятник

Reverso

Как был построен этот храм
Монахи и монахи не знали
Это утренник Панасоника
Читать старый монумент

PROMT.One

Когда был построен этот храм?
Спросил у монахов.
Мацуми
Внезапное чтение древних столбов

Так как необходимо заранее практиковать машиноинклюзивность, я могу только заметить, что все переводы одинаково прекрасны. Все получают пятерки!

Ниже привожу перевод, сделанный куском мокрого мяса.

Написал, зайдя в древний монастырь (Цо Дуо)

“В каком году построен монастырь сей?”
   Спросил монаха, но монах не знает
Коня стреножил возле высохшей сосны
   Смахнул пыль, древние читаю стелы
поэзия

《新凉 其一》陳樵

夜來窓戸凉
一枕聴秋雨
曉起絶飛埃
門前有流水

захолодало, первое (Чэнь Цяо)

ночь прошлой за окном похолодало
   на подушке слушал дождь осенний
по утру уже нет легкой пыли
   у ворот воды текут потоки
поэзия

《憶重慶談判》毛澤東

有田有地皆吾主
無法無天是為民
重慶有官皆墨吏
延安無屎不黃金
炸橋挖路為團結
奪地爭城是鬥爭
遍地哀鴻滿城血
無非一念救蒼生

Вспоминая переговоры в Чунцине (Мао Цзэ-дун)

есть поля и есть земля - все хозяева мои
без правил и без бога - граждане страны
есть в Чунцине управленцы - замаран их корпус весь
нет в Яньане дерьма - чтоб не на золота вес
мосты взрывать, дороги крушить - это для сплочения
землю хватать, города брать - и есть борьбы выражение
по всей земле бездомных стон - кровью города полны
мыслей нет кроме одной - спасенье людской толпы

Примечания:

Этот стих предположительно написан в 1945, после переговоров коммунистов с гоминьдановцами, где от первых потребовали передать свою армию в управление Чан Кайши. На самом деле, такое название стихотворению дали в одной из поздних публикаций, до этого оно называлось просто по первой строке.

Перевел я максимально близко к оригиналу, это почти подстрочник, со всеми повторами и грамматическими оборотами, которые там есть.

Китайские комментаторы до сих пор не могут придти к единому мнению по поводу первой и четвертой строки — исследования показывают, что изначально стих переписывали от руки и у него, скорее всего, были ранняя и отредактированная автором версии.

Например, есть такие варианты:

有田有地吾為主 есть поля и есть земля — ими управляю я
Так получается несколько логичнее — вроде как Мао говорит о землях под коммунистами в районе Яньани.

При объяснении же той версии, которая вынесена в основной текст, комментаторам или приходится то говорить о том, что фраза относится к гоминьдановцам, которые заграбастали себе все земли и поля (占有了广大土地,蒋介石就是中国的主宰者). Или о том, что Мао имеет в виду, что хозяевами являются все, кто работает на земле (诗人在此传达给我们的意思并不是表面的有田有地的人都是我的主人,而有更深的意思,即:全中国广大人民都是我的主人;工人、农民将当家作主,田、地将收归国有。)

延安無土不黃金 нет в Яньане земли — чтоб не на золота вес
Действительно, чем объяснять, о каком дерьме в Яньане идет речь, проще говорить про землю. Впрочем, слово дерьмо не является настолько нецензурным, чтобы вызывать румянец у комментаторов. Им приходится говорить о том, что дерьмо тут означает грязную, непродуктивную землю — и вот даже ее в Яньане ценят на вес золота.

Что касается выражения “без закона и без бога” (無法無天), то по мнению комментаторов, так Мао сказал про поддерживающих его людей после того, как Чан Кайши заявил, что коммунисты поставили себя вне закона, отказавшись передать армию под управление гоминьдана.

Фразы “мосты взрываете, дороги крушите” и “землю хватаете, города берете” — это были упреки коммунистам со стороны гоминьдановцев, на которые в этом стихотворении дал ответ Мао.

Про историю публикаций и попытки найти оригинал, а также объяснить ситуацию, в которой Мао Цзэ-дун написал этот стих, можно подробно почитать на китайском тут.

поэзия

《醉裏送裴子赴鎮西》岑參

醉後未能別
待醒方送君
看君走馬去
直上天山雲

пьяным провожаю Пэй-цзы в Чжэньси (Цэнь Цань)

пьяным не получится прощаться
   протрезвеем и тогда вот провожу
вижу, на коне ты уезжаешь
   прямо в облака, что на Тяньшане
поэзия

《傷秋》陳璉

紈扇鍾情厚
閒居感興長
非關秋有意
人事自悲傷

осень ранит (Чэнь Лянь)

веер тонкий и сильные чувства
   на покое наитий много
это осень все не нарочно
   люди мучают сами себя
поэзия

《瓜李》劉克莊

蠅及瓜勿啖
螬食李何妨
苦淡誰知味
甘鮮或腐腸

дыня и слива (Лю Кэ-чжуан)

муха дыню не ест
   жуку не нужна слива
к горечи кто привык
   сладость тому не в жилу
поэзия

《酒盡》 鄭剛中

落花無夜雨
孤坐减春愁
黑白缾俱罄
誰能爲我謀

自注:公廚以白缾載酒,知識所惠白黑缾。

вино закончилось (Чжэн Ган-чжун)

опали без вечернего дождя цветы
   один сижу, весной так меньше грусти
кувшины черные и белые пусты
   кто мне [бухла] еще отпустит?

примечание автора: служебная кухня наливает вино в белые кувшины, а друзья одаривают белыми и черными кувшинами.

примечание переводчика: других упоминаний о белых и черных кувшинах/бутылях в литературе и стихах не найдено.

поэзия

《食蝦》王十朋

江上秋風起
鱸蓴正憶家
舟行良不惡
日啖小魚蝦

ем креветок (Ван Ши-пэн)

осенний ветер на реке поднялся
   окунь с бразенией напомнили о доме
на лодке плавать все-таки неплохо
   весь день креветок мелких ем

Окунь и бразения — Чжан Хань (張翰), живщий в цзиньскую династию, однажды во время осеннего ветра, поднявшего рябь на реке, вспомнил нежную бразению, из которой издавна делают суп в его родном Учжуне (吳中, сейчас провинция Цзянсу), вспомнил нагулявших по осени жир окуней в отчем краю, и решил бросить службу вдали от малой родины и вернуться домой. С тех пор как в “Новых сказаниях, ходящих по миру” (世說新語, V век н.э.) эта история была прославлена, выражение “окунь и бразения” означает тоску по дому.

Любопытно, что суп из бразении — 莼菜羹 был и остается моим любимым блюдом чжэцзянской кухни (считается, что самая вкусная растет прямо в Сиху). Но благодаря этому стиху только сейчас я узнал, как это водное растение называется по-русски.