поэзия

《秋霽》姜特立

清秋初過雨
濕葉閃晴暉
數冊文書靜
一庭人事稀

осеннее прояснение (Цзян Тэ-ли)

ясная осень, только дождь прошел
листья сверкают в мокрой чистоте
книг свитки неподвижны в тишине
людей и дел так мало во дворе

разное

回京

疑同河重步
將經廿六秋
豈根思落葉
任風帶前頭

возвращение в столицу

будто вхожу второй раз в ту же реку
скоро пройдет двадцать шестая осень
думают ли корни о листве опавшей
или вперед пусть ее гонит ветер

разное

滇红金螺

Если посмотреть на эти две фотографии, то видно, что на английском чай назван HONG JIN LUO, а на русском ХУН ЧЖЭНЬ ЛО. В чем тут дело? На самом деле, тут мы имеем дело с загадкой. В любом случае, для Аэрофлота и компании Kioko есть две новости: хорошая и плохая.

Хорошая состоит в том, что переводчик знаком или потрудился ознакомится с правилами транскрипции с китайского языка (палладица). А ведь мог написать что-то вроде ХОНГ ДЗИН ЛУО или еще как-то поинтереснее. Но это верно, если переводчик был с английского.

Чай по-китайски называется 滇红金螺 — то есть, “дянь хун цзинь ло”. И тут загадка проявляет себя в полный рост: скорее всего, был задействован переводчик с китайского, иначе как объяснить, что там появилось правильно транскрибированное ЧЖЭНЬ, которое является ошибкой, потому что в этом названии 滇 читается как ДЯНЬ (так этот иероглиф читается, когда имеет отношение к провинции Юньнань). Так вот плохая новость в том, что переводчик с китайского не только схалтурил и поставил иероглиф не туда в названии (ну, эту ошибку мог, конечно, сделать и дизайнер), но еще и неправильно его прочел (а это уже мог сделать только переводчик с китайского) не удосужившись понять, что это черный чай из Юньнаня.

P.S. И да, в тексте надо бы исправить и на русском и на английском — улитка золотая, а не красная!

язык

给人留个台阶

Вопрос из 1993 года: у нас тут в учебнике текст, где что-то про ступеньки — о чем это? 

Ответ из 2019 года: Мда… эти ступеньки много лет мне не давали покоя. Я помнил, что в учебнике было что-то про ступеньки, помнил, что это было странно, помнил, что никто из китайских учителей не мог толком объяснить, что там за ступеньки. Но все эти годы ступеньки из учебника никак на глаза в реальной жизни не попадались и продолжали пылиться на полках памяти как один из курьезов изучения китайского языке в Китае. А недавно я понял, о чем была речь и что там за ступеньки! 给他个台阶下吧 — это и есть выражение, которое наверняка было в учебнике. Буквально оно переводится как “дай ему ступеньки со сцены, чтобы сойти вниз”. Именно его фигуральность была проблемой, когда китайские преподаватели пытались нам объяснить смысл. А он ведь, на самом деле, очень простой: речь идет о почти любом конфликте, где один из протагонистов как бы всходит на сцену и начинает с нее вещать о своих обидах, проблемах и вообще, о том, что он один Д’Артаньян, а остальные просто…. мукшетеры. Так вот, таким людям, в китайской традиции, желательно дать возможность спуститься со сцены (下台) без потери лица. То есть, надо дать им именно эти мифические ступеньки — то есть, предлог, или ласковое слово, или любое другое сохраняющее лицо действие/слово — чтобы они спустились с той сцены (публичной) на которую сами залезли, когда стали раздувать конфликт на публике. То есть, вот эти ступеньки (со сцены), это и есть способ избежать потери лица, когда необходима деэскалация конфликта. Запомните это как один из ключевых моментов китайского способа разрешения проблем.

разное

Кот Дэна

Обычно, когда говорят про Дэн Сяо-пина, упоминают его высказывание про кошку. Ну, в той или иной вариации, типа “не важно черная кошка или белая, если она ловит мышей”. И обычно подразумевают, что Дэн это сказал, начав экономические реформы в конце 70-х годов XX века.

На самом деле, Дэн впервые написал про кошку (хм… на самом деле, это мог быть и кот!) в статье “Как восстановить сельскохозяйственное производство” (《怎样恢复农业生产》) и это было, на самом деле, аж в 1962 году.

А на самом деле, в статье Дэн лишь цитирует товарища Лю Бо-чэна (刘伯承), который, на самом деле, эту фразу не выдумал, а лишь воспроизводил сычуаньскую поговорку. И, на самом деле, фраза была не про черную или белую кошку/кота, а про желтую или черную кошку/кота: “желтый кот, черный кот — если может ловить мышей, это хороший кот” (黄猫、黑猫,只要能捉住老鼠就是好猫).

Ну и, на самом деле, фразу про кота можно найти у Пу Сун-лина (蒲松齡), в его “Ляочжай чжи и” (聊齋志異). В рассказе “Сюцай изгоняет нечисть” (秀才驅怪, в переводе Алексеева “Как он выгнал привидение”) в конце идет примечание автора, которое Алексеев либо не перевел, либо его сократили редакторы. Это примечание дает нам возможность увидеть, как бы Дэн мог сформулировать свою мысль, выражай он ее на классическом китайском языке.

異史氏曰:「黃狸黑狸,得鼠者雄。」此非空言也。
Записывающий эти странные истории говорит: “Желтый кот, черный кот — кто ловит мышей, тот и герой”. И это не пустые слова!

разное

己亥十月一日即事

國慶逢新職
疑是有緣哉
白雲猶紫氣
新舊交替來

первое октября года цзи-хай

праздник страны совпал с новой работой
уже ли в этом провидение, ох и ах
на белых облаках словно пурпурное сияние
сменяя отжитое, новое грядет на всех парах

поэзия

《聰明泉》皮日休

一勺如瓊液
將愚擬望賢
欲知心不變
還似飲貪泉

родник умных (Пи Жи-сюй)

раз зачерпнешь — словно нектар волшебный
станет глупец в достойных мужей ряды
чтобы узнать, сердце чье неизменно
из родника алчных испей воды

В биографии У Инь-чжи, которая приводится в разделе биографий достойных чиновников династийной хроники Цзинь (《晉書》卷九十《良吏傳·吳隱之傳》) есть рассказ о том, что недалеко от Гуанчжоу был Источник Алчных. По местной легенде, раз испив из него, человек становился жадным и ненасытным. Однако, Инь-чжи выпил из него и сложил стих, где говорил: «дайте из него испить Бои и Шуци (братья, которые отказались от трона в пользу друг друга), их сердца никак не изменятся» (試使夷齊飲,終當不易心). Сам Инь-чжи остался в истории примером скромного и честного чиновника.

язык

Почему качели это 秋千

Вопрос: Почему качели это 秋千? Почему осень-тысяча?

Ответ: Бааааалиииин, у нас что тут, стол справок? Или редакция этимологического словаря? На самом деле, отсутствие такого вот внятного этимологического словаря и заставляет искать информацию по крупицам, причем относясь с большим скепсисом к результатам, которые лежат на поверхности интернета. В любом случае, основных версий две: реалистичная и красивая.

Итак, реалистичная говорит о том, что как-то так 鞦韆, назывались качели у северных варваров шаньжун (山戎) еще в очень давние времена, скажет в VII веке до н.э. Скорее всего, так они назывались на диалекта шаньжунов, а китайцы их записали похоже звучащими иероглифами. Причем, надо кропотливо выискивать оригиналы, чтобы понять, писалось ли вначале 秋千 или 鞦韆 или вообще, как-то иначе, потому что вариантов написания 秋 в те годы тоже было немало.

Красивая версия гласит, что так качели назвали во времена ханьского У-ди (II век до н.э.), потому что это анаграмма выражения 千秋 — тысяча осеней, что имеет смысл пожелания здравствовать тысячу лет.

Думаю, что ко временам У-ди качели уже имели свое название почти как полтысячи лет, но вот то, что слово качели царедворцы могли использовать для того, чтобы подлизаться к императору, и посвятив качелям оду сказать, что они таким образом желают ему долгих лет жизни, это вполне возможно.

В общем, качайся и не парься!