проза

Твит от Пу Сун-лина: 孫必振


孫必振渡江,值大風雷,舟船蕩搖,同舟大恐。忽見金甲神立雲中,手持金字牌下示。諸人共仰視之,上書「孫必振」三字,甚真。眾謂孫:「必汝有犯天譴,請自為一舟,勿相累。」孫尚無言,眾不待其肯可,視旁有小舟,共推置其上。孫既登舟,回首,則前舟覆矣。

Сунь Би-чжэнь

Сунь Би-чжэнь переправлялся через реку и попал в грозу. Лодку стало швырять и качать так, что все, кто с ним был, испугались. Вдруг видят, а среди туч стоит дух в золотых доспехах и держит в руках золотую табличку, показывая ее вниз. Все посмотрели наверх — там было написано три иероглифа: Сунь Би-чжэнь. Их было видно ясно. Все стали говорить Суню: “Вы точно совершили какое-то преступление и навлекли на себя гнев небес! Пожалуйста, будьте один в лодке и не впутывайте нас!” Не успел Сунь что-либо сказать, как остальные, не ожидая его согласия, приметили рядом маленькую лодку и все вместе вытолкнули его на нее. Сунь, как только оказался в лодке, оглянулся — а прежняя лодка уже перевернулась. 

проза

гуёвые истории: топор

李師古治山亭,掘得一物,類鐵斧頭。時李章武游東平,師古示之。武驚曰:「此禁物也,可飲血三斗。」驗之而信。

Ли Ши-гу управлял Шаньтином и выкопал одну вещь — по виду железный топор. В это время Ли Чжан-у путешествовал по Дунпину и Ши-гу показал ему её. У в испуге сказал: “Это заклятая вещь, может выпить три доу крови!” Проверили и тогда поверили.

проза

гуёвые истории: змея

晉文公出,有大蛇如拱,當道。文公乃修德,使吏守蛇。守蛇吏夢天使殺蛇,謂曰:「蛇何故當聖君道?」覺而視之,蛇則臭矣。

Однажды, когда цзиньский Вэнь-гун выезжал, дорогу ему преградила большая змея, толщиной в обхват двумя руками. Вэнь-гун воспитывал в себе добродетель, поэтому приказал мелкому чиновнику охранять змею. Чиновнику, охранявшему змею, приснился Небесный Посланник, который убил ее и сказал: “Как смеет змея преграждать путь Святому Мудрецу?” Он проснулся и смотрит, а змея уже начала вонять.

проза

Твит от Пу Сун-лина: 澂俗

澂人多化物類,出院求食。有客寓旅邸時,見群鼠入米盎,驅之即遁。客伺其入,驟覆之,瓢水灌注其中,頃之盡斃。主人全家暴卒,惟一子在。訟官,官原而宥之。

Обычаи Чэн[хая]

Многие люди из Чэн[хая] превращаются в разных тварей и выходят из дома в поисках еды. Один чужеземец, когда остановился на постоялом дворе, увидел стайку мышей, которые залезли в жбан для риса. Он за ними погнался, но мыши убежали. Тогда чужеземец подождал, пока они снова не залезли в жбан, быстро его закрыл крышкой и ковшом налил туда воды. Вскоре все мыши погибли. Внезапно вся семья хозяина умерла, остался только один сын. На чужеземца подали в суд, но судья, узнав как все было, помиловал его.  

проза

Твит от Пу Сун-лина: 鹿啣草

鹿啣草

關外山中多鹿。土人戴鹿首,伏草中,捲葉作聲,鹿即群至。然牡少而牝多。牡交群牝,千百必遍,既遍遂死。眾牝嗅之,知其死,分走谷中,啣異草置吻旁以熏之,頃刻復甦。急鳴金施銃,群鹿驚走。因取其草,可以回生。

Трава, которую приносят олени

В горах за заставами водится много оленей. Местные жители надевают оленью голову, прячутся в траве и свернув листик, издают звуки, на которые олени приходят стадами. Самцов среди оленей мало, а самок много. Самцы спариваются со многими самками — они должны покрыть сотни, если не тысячи самок. А покрыв — умирают. Самки такого самца обнюхивают и, понимая, что он умер, поодиночке уходят в горное ущелье. Потом во рту приносят странную траву и кладут её самцу у самых губ, чтобы он впитал аромат. И самец тут же оживает. Тогда люди в спешке начинают бить в гонги и палить из пищалей — олени пугаются и убегают. Если подобрать эту траву, то ею можно воскрешать.

проза

Твит от Пу Сун-лина: 夜明

有賈客泛於南海。三更時,舟中大亮似曉。起視,見一巨物,半身出水上,儼若山岳;目如兩日初升,光四射,大地皆明。駭問舟人,並無知者。共伏瞻之。移時,漸縮入水,乃復晦。後至閩中,俱言某夜明而復昏,相傳為異。計其時,則舟中見怪之夜也。

Ночной свет

Один торговец как-то плыл по Южному морю. В полуночную стражу в лодке стало очень светло, будто наступило утро. Он поднялся, чтобы посмотреть, и увидел нечто огромное, наполовину высунувшееся из воды и возвышающееся, будто гора. Глаза там были, как два восходящих солнца, испускающие лучи на четыре стороны и освещающие всю землю вокруг. В испуге он стал спрашивать лодочников, но никто не знал, что же это такое. Все спрятались и только посматривали наверх. Через некоторое время оно постепенно скрылось в воде, и снова стало темно. Потом, когда торговец прибыл в Миньчжун, все говорили, что в одну из ночей стало светло, а затем потемнело опять. Про это рассказывали друг другу, как про что-то необычное. Когда посчитали дни, оказалось, что это было в ту ночь, когда в лодке видели чудище. 

проза

гуёвые истории: сон

晉咸和初,徐精遠行,夢與妻寢,有身。明年歸。妻果產。後如其言矣。
В цзиньскую династию, в начале правления под девизом Сяньхэ, Сюй Цзин был в далекой поездке, когда ему приснилось, что он возлег с женой и она понесла. На следующий год он вернулся, а жена и вправду родила. Потом все оказалось, как он говорил.

проза

《蘭亭集序》王羲之

Один из первых переводов, которые я когда-то давно делал с вэньяня, был перевод самого знаменитого предисловия в истории китайской литературы — “Предисловие к собранию [стихов, написанных] в Беседке Орхидей”. Для тех, кто хочет посмотреть тот перевод, он здесь.

Недавно узнал, на форуме БКРС в свое время случился разговор на 21 страницу по поводу особенностей моего перевода, сравнения его с переводом профессора Алексеева, перевода от Владимира Самошина и других участников дискуссии. А какое-то время назад этот текст всплыл на телеграм-канале “Китайский видеосалон” и я подумал, что надо бы вернуться к своему переводу и понять, могу ли я его исправить, отталкиваясь от приобретенного опыта. Итак, не глядя на дискуссию на БКРС и не читая перевод Алексеева, чтобы не нарушить чистоту эксперимента, предлагаю свою версию перевода от 2020 года.

《蘭亭集序》王羲之

永和九年歲在癸丑暮春之初會於會稽山陰之蘭亭修褉事也。群賢畢至少長咸集。此地有崇山峻嶺茂林修竹又有清流激湍映帶左右引以為流觴曲水。列坐其次雖無絲竹管弦之盛一觴一詠亦足以暢敘幽情。是日也天朗氣清惠風和暢。仰觀宇宙之大俯察品類之盛。所以游目騁懷足以極視聽之娛信可樂也。夫人之相與俯仰一世。或取諸懷抱晤言一室之內或因寄所托放浪形骸之外。雖取捨萬殊靜躁不同當其欣於所遇蹔得於己快然自足曾不知老之將至。及其所之既倦情隨事遷感慨係之矣。向之所欣俛仰之間已為陳跡。猶不能不以之興懷。況修短隨化終期於盡。古人云「死生亦大矣。」豈不痛哉。每覽昔人興感之由若合一契。未嘗不臨文嗟悼不能喻之於懷。固知「一死生」為虛誕「齊彭殤」為妄作。後之視今亦由今之視昔。悲夫。故列敘時人錄其所述。雖世殊事異所以興懷其致一也。後之覽者亦將有感於斯文。

“Предисловие к собранию [стихов, написанных] в Беседке Орхидей”.
Ван Си-чжи (303-361)

В девятый год правленья под девизом Вечный Мир, пятидесятый в круге из шестидесяти лет, в начале месяца последнего весны, в Беседке Орхидей, которая в Шаньине, что в Куайцзи уезде, обряды очищения проводим. Достойных круг собрался, стар и млад все вместе здесь, где горы есть отвесные, крутые скалы, леса густые и бамбук высокий; где льются, оттеняя все вокруг, потоки чистые и быстрые, по чьим изгибам отправляем чашу вплавь. Сидим рядком и, хоть нет роскоши ни флейт бамбуковых, ни шелковой струны, кто чашу пьет, тот стих читает — этого довольно, чтоб чувства выразить сполна.

Сегодня небо ярко, воздух чист и благодатный ветер мирно веет. Подняв глаза, величие вселенной можно разглядеть; округ взглянув, многообразие вещей увидишь. Все, что объемлют очи тех, кто чувствам волю дал, усладу доставляет взору и ушам — воистину, вот это радость!

Нам вместе быть недолго, только оглянешься, век уже прошел. Вот кто-то, душу раскрывая, в комнатах ведет беседы. Иные, вдохновения ища, свободу духу своему дают, ограниченья форм отринув. Мы, в наших предпочтениях, разнимся тысячью оттенков. И пусть спокойный от поспешного отличен, но, радуясь чему-либо, добыв это на время, собой довольны не осознаем, что старость близится. Придя, куда стремились, сразу устаем, вслед за заботами меняется настрой, и вот уже печально воздыхаем. Чем наслаждались только что, через мгновение ока в прошлое отходит — нельзя об этом не переживать. Пусть долгота иль краткость жизни следуют природе, в конце концов, положен ей конец. Гласили древние: “Для жизни смерть — великое событие”. Но разве от того не больно?

И всякий раз, когда смотрю, что вдохновляло живших прежде, как будто по разлому сходятся две половинки. Ни разу не было, чтобы, письмен коснувшись, я не скорбел — но чувство это выразить не в силах. Я знаю точно, ложно утвержденье, что “смерть и жизнь одно и то же”, и ”долгожитель молодым умрет” — всего лишь глупое сужденье. На нас, сегодняшних, затем посмотрят также, как мы сейчас взираем на ушедших. Печально как! Вот потому и запишу всё, что собравшиеся здесь расскажут. Хотя иные поколения придут, события другие занимать их будут, но то, что их переживать заставит, останется таким же. И тех, кто нас потом прочтет, пусть тронут эти письмена.

проза

гуёвые истории: рога

故京兆少尹元鎬,任虢縣令日,怒一獄子王行約者。命曳之,去巾,既無毛髮,而有兩角,長三四寸。鎬曰:「真牛頭也。」遂捨之。

Когда Юань Гао, бывший помощник управляющего столицей, был главой уезда Госянь, он как-то разгневался на тюремщика по имени Ван Син-юэ. Приказал притащить его, сорвал с него головной платок, а у того нет волос — только два рога в три-четыре цуня. Гао сказал: “Так это [охранник преисподней по-прозвищу] Бычья Голова!” И затем отпустил его.