поэзия

《得友人書》白玉蟾

千里如天遠
三年不此來
書從雲外至
手把月中開

получил письмо от друга (Бай Юй-чань)

тысяча ли так далеки как будто небо
три года ты не приезжал ко мне
вот из-за туч доставили письмо
в руках держу, открою при луне
поэзия

《江行無題一百首 其九十一》錢珝

江雨正霏微
江村晚渡稀
何曾妨釣艇
更待得魚歸

путешествуя по реке пишу без названий, девяносто первое из ста (Цянь Сюй)

на рекою дождик начал мелко моросить
у деревни вечером так редки переправы
и зачем на лодку рыбака пошел
ждать теперь когда с уловом мы пристанем
поэзия

《寓言》韋莊

黃金日日銷還鑄
仙桂年年折又生
兔走烏飛如未息
路塵終見泰山平

поучительные речи (Вэй Чжуан)

день каждый злато тратится, чеканят потом снова
год каждый рубят чудодрево, возрождается оно
заяц бежит, летает ворон - да без передышки
и пыль дорожная увидит как гора стирается в плато

Пояснение:

В первой строке речь идет о том, что не стоит привязываться к богатству. Оно уходит и приходит. Золото истирается, но его потом опять чеканят в монеты/слитки.

Так будем же относится легко к приходу и уходу юаней, мао и фэней!

Во второй строке это аллюзия на легенду о том, что на луне есть коричное дерево, которое постоянно рубит некий человек, но каждый раз рана от топора зарастает. С другой стороны, коричное дерево это символ экзаменов на ученую степень, необходимую для карьеры чиновника. Используемые глаголы дают иносказательное прочтение строки как “каждый год люди успешно сдают экзамены и каждый год появляются новые студенты”, то есть тоже аллегория на бесконечный цикл.

Так будем же учиться, учиться и еще раз учиться!

В третьей строке заяц — это устоявшийся и всем китайцам известный символ луны, а ворон — солнца. Они бегут-летят без остановки, эти наши вороненые зайце-годы.

В четвертой все ясно и без пояснений — живший в 836-910 годах Вэй Чжуан сделал открытие эрозии горных массивов, которая в конечном счете стирает до равнины самые высокие горы.

Так будем же и мы наблюдательными и философски-спокойными, как Вэй!

поэзия

《除夕》 王樵

塵事俄消日
他鄉亦作年
功名慚鏡里
兒女且燈前

предновогодний вечер (Ван Цяо)

в пыли забот вдруг пролетели дни
и на чужбине год бежит скорей
стыжусь у зеркала, где имя и где слава
а сын и дочь стоят у фонарей

Примечание:

Ван Цяо (1521-1599) жил в минскую династию и карьеру построил вполне нормальную, дослужившись до должности начальника цензората. Но, видимо, в какой-то момент, в одном из чиновничьих назначений в провинцию, которые часто были временным понижением за проступки или неподобающее поведение, под новый год одолели его сомнения — а там ли он работает и реализовал свой потенциал.

Мне показалось любопытным, что это стихотворение можно посвятить как иностранцам, работающим в Китае, так и китайцам, которые работают в России. Ведь кроме общего для всех понятия “чужбина” во второй строке, в первой есть иероглиф 俄, исконное значение которого — “вдруг, внезапно”, но за последние столетия его стали больше употреблять для обозначения России. Поэтому, если смотреть современными глазами, первую строку можно прочитать и как “в пыли забот в России пролетают дни”.

Всех с Наступающим!

поэзия

《詠死兔》蘇頲

《紀事》雲:瑰初未知頲,有客詣瑰,候於客次。頲擁彗庭廡間,客異其詠昆崙奴詩,請加禮收舉,瑰稍親之。有人獻兔,懸於廊廡,瑰召令詠之雲雲,瑰覽詩異之。

兔子死蘭彈
持來掛竹竿
試將明鏡照
何異月中看

воспевая мертвого зайца (Су Тин)

Хроники гласят: Гуй поначалу не знал (о талантах) Тина, однажды к Гую пришел гость и ждал в приемной для посетителей. Тин с метлой стоял в галерее. Гость удивился (его) стиху “О куньлуньском рабе» и попросил уделить особенное внимание его воспитанию, (после этого) Гуй немного его к себе приблизил. Однажды им подарили зайца, которого подвесили в галерее и Гуй позвал (Тина), приказав ему воспеть это. Когда Гуй прочел стих, то очень удивился.

обессиленный, умер зайчонок
принесли нам его на шесте
посмотри на него ты в зерцало
ну совсем будто он на луне

Примечания:

Су Тин (670-727) был с детства одаренным ребенком, затем построил успешную карьеру дослужившись до чина первого министра, стал успешным литератором и поэтом.
Су Гуй (苏瑰, 639-710) — отец Су Тина, тоже успел послужить первым министром.

Конечно же, предисловие это еще более ужатая версия того, что на сверхужатом вэньяне было написано в сборниках рассказов связанных с литературой танской эпохи. Только найдя именно эти записи можно точно понять, что же имелось в виду в предисловии — кто, кому, что и почему.
И также там можно узнать, что было в стихе “О куньлуньском рабе”, а затем надо читать другие источники, чтобы узнать, что это была повесть танской эпохи, в которой фигурировал черный раб, помогший своему господину в любовной истории.

Мне сложно сказать, насколько этот стих воспринимался как черный юмор, но в целом он выглядит действительно необычно. По традиции китайцы считали, что пятна на луне это очертания зайца, который там толчет в ступе пилюли бессмертия. Луну также часто сравнивали с зеркалом — ведь зеркала в Китае шлифовали из металла и часто придавали им круглую форму.

поэзия

《早歸》韓偓

去是黃昏後
歸當朧𣎗時
衩衣吟宿醉
風露動相思

заутро возвращаюсь (Хань Во)

ушел когда уж сумерки настали
иду назад когда туман зарделся
одежды нараспашку, от похмелья стон
роса и ветер заставляют думать о тебе

Примечания

Очень часто перевод даже простых стихотворений, которых в корпусе китайской поэзии десятки тысяч, поднимает интересные вопросы, на которые нет готовых ответов, потому что ни старые, ни современные китайские комментаторы не занимались их разбором. Опять же, просто из-за обыденности стиха и огромного количества таких же, уже давно никому не интересных, плодов творчества тысяч образованных средневековых китайцев.

Вот здесь, например, во всех оцифрованных источниках четвертый иероглиф второй строки выдается либо значком “дофу” (пустой паралелипипед), либо просто вопросительным знаком. Пришлось лезть в сканы отпечатанных в цинскую династию сборников танской поэзии 御定全唐詩卷六百八十三, чтобы увидеть, что иероглиф состоит из 月+悤. Он уже включен в очередное расширение unicode и при установке самых полных шрифтов виден на компьютере. Правда, сначала это мало что дает, потому что нигде не приводится его значений. Надо лезть в очень специализированные словари, чтобы выяснить, что этот иероглиф означает “алый свет” 赤色. Без этой детали переводчика тянет предположить, что это просто усиление иероглифа 朧, который имеет отношение к тусклому свету луны.

Также при просмотре скана можно увидеть, что первый иероглиф третьей строки это 扠 или, как версия в других источниках, иероглиф состоящий из 扌+又 — которого нет не только в unicode, но и в словарях нестандартных форм иероглифов (異體字). А в оцифрованных версиях даются иероглифы 衩 и 叉. То, что выглядит как 扌+又, это скорее всего 扌+乂, то есть, разночтение от 扠 или от 搋. Если проверить корпус поэзии на разные варианты, то кроме этого стихотворения получается следующие цифры для стихов танской и сунской эпохи: 叉衣 — 0, 衩衣 — 5, 扠衣 — 0, 搋衣 — 0.

Интересно, неужели при оцифровке это проверяли (напомню, что только для танской эпохи оцифрованы десятки тысяч стихов) и поэтому поставили 衩, которого нет в оригинале, а 叉 поставили просто потому, что надо как отразить варианты оригинала, а других подходящих иероглифов в шрифте не было? Или система OCR сама просто подобрала что-то подходящее по форме? Вопрос любопытный, но ответа на него нет.

В любом случае, у нас остается 衩衣, которое обозначает вошедшую в моду как раз в танское время мужскую длиннополую одежду с разрезами по краям. В переводе это не так просто отразить, но буквальный смысл 衩衣 здесь в том, что через разрезы одежды автору попадает внутрь ветер и холодная утренняя роса, заставляя стонать от не выветрившегося похмелья и думать о…. а вот тут напоследок еще один интересный момент, касающийся перевода. 相思, особенно в поэзии той эпохи, активно используется для обозначения тоски как по друзьям, так и по женам или другим особам противоположного пола.

поэзия

《贈胡居士》耿湋

孔融過五十
海內故人稀
相府恩猶在
知君未拂衣

в подарок затворнику Ху (Гэн Вэй)

Кун Жун, в свое пятидесятилетие
писал, как мало в мире есть друзей
пока министра есть расположение
я знаю, не уйдешь ты с должностей

Примечание:
В стихе аллюзия на Кун Жуна (153-208), известного поэта и литератора, который в своем докладе Цао Цао под названием “Про Шэнь Сяо-чжана” 論盛孝章書 сетовал на то, что к 50 годам у него кроме Шэнь Сяо-чжана осталось мало друзей.
В последней строке использовано выражение «отряхнуть одежды», которое обозначает «уйти с должности».

P.S. Перевод сделан для моего давнего и хорошего товарища, который справил 50-летие и дальше строит успешную карьеру!

поэзия

《食蝦》汪藻

久憶南烹好
今朝放箸空
短箱傾碎碧
纖指剝輕紅
腰折宜賒死
須長不療窮
吳兒方獻納
應與䱥魚同

поедая креветки (Ван Цзао)

давно уж знал - на юге хорошо готовят
сегодня утром палочками все опустошено
в коробочку опали как зеленая листва
а пальцы тонкие розовыми потрошили
коль в пояс гнешься казнь бы надо отложить
но длинные усы из затруднения не вызволяют
парень из У нам в дар их преподнес
они, должно быть, с востробрюшкой сходны

Примечание:

В китайской поэзии много стихов на совершенно бытовые темы, но и они доставляют переводчику некоторые хлопоты ввиду отсутствия комментариев или подсказок для правильной интерпретации. В этом стихотворении я встретил пару любопытных моментов, которыми хочу поделится.

久憶 означает что-то, что у человека давно в голове. Это могут быть не только воспоминания, но и знания.

放箸空 состоит из 放箸 — “давать волю палочкам”, хотя на первый взгляд кажется, что это “оставить палочки” и 空 “пустой”, который относится, конечно же, к блюдам.

Строка 短箱傾碎碧 сначала кажется бессмысленной, а выражение 短箱 “короткий ящик” не встречается в корпусе всей классической поэзии больше нигде. Но, тут надо вспомнить, что часто объект вводится либо ранее, либо в названии стихотворения и осознав, что речь о креветках, все становится яснее. Короткий ящик это, скорее всего, то устройство, в котором их готовят. Поэтому туда креветок насыпают, когда они еще зеленые — то есть живые. Отсюда сравнение с листвой.

А в следующей строке тонкие, то есть женские, пальцы, уже снимают кожуру с розовых, готовых, креветок.

腰折宜賒死 это, судя по всему, игра слов. С одной стороны, 腰折 является стандартным выражением “сгибаться в пояснице”, то есть быть услужливым и всем кланяться, что должно бы дать возможность избежать тяжелой участи. С другой, это описание креветки, которая легко гнется в месте сочленения головы и хвоста. Длинные усы это тоже про креветку, хотя и не ясно, почему и как длинные усы могли бы ее выручить из данного положения. Дело в том, что длинноусость в кита

ских выражениях не находится и не ясно, на что именно это аллюзия. Может быть, конечно, на солидный возраст, в силу которого ума должно хватать, чтобы не попадать в ловушки.

У — это территория в районе нынешнего Шанхая, провинций Цзянсу и Чжэцзян. Это показывает, что речь идет не о таком уж и юге, с точки зрения сегодняшнего взгляда на географию.

В последней строке креветки сравниваются с рыбой 䱥, про которую в современном китайском нет информации. Поиск в старых словарях и корпусов текстов показал, что эта рыба ценилась в южном Китае, особенно ее голова. Про нее даже была пословица “уж лучше с поколения в поколении мне на поле уставать, чем головою рыбы 䱥 мне стать” (寧去累世田宅不去䱥魚額). Использовалась ли эта рыба для подношения дани точных данных нет, хотя в добавочных главах книги “Новые истории по миру ходящие” 世說新語 есть рассказ, в котором один из приближенных цзиньского императора Сяоу-ди 晋孝武帝 обещал привезти ему в дар эту рыбу. В конечном итоге, основываясь на упоминании в книге “Иллюстрации странных рыб” 異魚圖賛箋 о том, что рыба была длинной в 5-6 цуней, то есть около 12-15 см, и зная ареал обитания, круг подозреваемых сужается до двух вариантов:
1) востробрюшка
2) коносир

Хотя, про востробрюшку написано, что она не имеет промыслового значения, но в плане экзотики для перевода это слово вполне подходит — никто в России не знает, что за рыба востробрюшка также, как и в Китае что за рыба 䱥.

Вот такие можно сделать бесполезные открытия переведя всего лишь один никому неизвестный стих.

поэзия

《歸思》高蟾

紫府歸期斷
芳洲別思迢
黃金作人世
只被歲寒消

в думах о возвращении (Гао Чань)

в дворец пурпурный часа к возвращению нет
на острове в цветах грущу о расставании долгом
пусть злато правит миром и людьми
к годам преклонным и оно аллюр теряет
поэзия

《除夕勳侄送紅酒》邵寶

紅酒桃花色
東風吹更鮮
將情來舊宅
送喜入新年

в новогоднюю ночь дорогой племянник подарил красное вино (Шао Бао)

то красное вино, что цветом словно персик
с восточным ветром лишь становится свежей
в дом старый вы пожалуйте с визитом
с вестями добрыми войдите в новый год

Примечания:
Новогодняя ночь — конечно же речь идет о китайском новом годе, о празднике весны 春節.
Красное вино — это не виноградное вино, а рисовое вино, которое бродили с помощью красных рисовых дрожжей 紅曲.
Восточный ветер — весенний ветер, перемена погоды весной.
Старый дом — мое скромное жилище, образно о своем доме.
Новый год — новый год.